на новый сайт главная у автора  мои статьи и сказки  экопсихология семьи кино-видео творчество и арттерапия  игровая  развивалки  библиотека  музей смешинок  ДДТ

 

 

Странички детского психолога-психотерапевта Елены Прудиус

для детей и родителей Тольятти и любых других мест

назад в ДДТ

"Психология экстремальных ситуаций для спасателей и пожарных"

под общей редакцией Ю.С. Шойгу (центр экстренной психологической помощи при Министерстве РФ по делам ГО и ЧС).

 

Глава 8. ОТСРОЧЕННЫЕ РЕАКЦИИ НА ТРАВМАТИЧЕСКИЙ СТРЕСС

 

Кто знает, ради чего жить,

выдержит любое как...

Ф. Ницше

 

Вопросы, рассматриваемые в главе:

 

Психическая травма

Травматический опыт

Посттравматическое стрессовое расстройство

Суицидальное поведение

Реакции горя

Психосоматические реакции

 

В этой главе мы переходим к рассмотрению отсроченных последствий травматического стресса. То есть тех его проявлений, которые могут возникнуть не сразу после сильной стрессовой ситуации и беспокоить человека в течение многих лет.

Существует множество факторов, от которых зависит возникновение отсроченных реакций на стрессовую,  травматическую ситуацию, Это факторы, связанные с самой ситуацией, а также факторы, связанные с индивидуальными психическими и физиологическими характеристиками человека, пережившего ее.

Отсроченными реакциями на сильную стрессовую ситуацию мы будем называть комплексы изменений в эмоциональной, психической сфере, изменениях в поведении, возникающих после получения человеком психической травмы.

Психическая травма — следствие травматического стрессогенного воздействия; она предполагает крайнюю (экстремальную) степень стрессогенности фактора, разрушающего систему индивидуальных личностных защит, приводящее к глубинным нарушениям (от психологических до биологических) целостной системы функционирования практически любого человека (Лазебная, 2003).

Травматический опыт невозможно уложить в повседневные алгоритмы поведения человека. Речь идет о ситуациях, в которых была угроза жизни, безопасности (физической, психологической) человека, были затронуты базовые инстинкты человека: инстинкт самосохранения, инстинкт сохранения рода.

Описаны случаи, когда во время землетрясения люди выпрыгивали из окон верхних этажей зданий, случаи, когда отцы в первую очередь спасали себя и забывали о своих детях. Однако эти действия не являлись преднамеренными, а обусловливались инстинктом самосохранения (Кекелидзе, 2004).

Принятие всей ситуации сразу и этих случаях для психики разрушительно. Механизм вытеснения, как одна из мощных психологических защит, дозировано дает  психике симптом за симптомом, напоминая о случившемся,

Отсроченные реакции — реакции, которые происходят не в момент сильного стресса, а когда ситуация сама по себе уже завершена (произошло ограбление, изнасилование, ветеран вернулся из зоны боевых действий и т.д.), но психологически для человека она не закончена. Такие реакции возникают на фоне общего благополучия спустя продолжительное врем я после события.

Психологическая травма   -  «душевная рана», которая «болит», беспокоит, приносит дискомфорт, ухудшает качество жизни, приносит страдание человеку и окружающим его близким людям. Как и любая рана, психологическая травма может быть различной степени выраженности, и, соответственно, «лечение» будет разным.

Иногда рана постепенно затягивается сама по себе и «больное место» «заживает» естественным путем. Существует определенная последовательность этапов переживания, приводящая психику к восстановлению. В этих случаях происходит отреагирование, осмысление, принятие человеком случившегося, не как травматического, но как жизненного опыта, как части своей биографии.

 

Этиология (причины). Общими условиями развития травматического стресса являются следующие:

—   человек воспринимал ситуацию как невозможную:

— человек не мог эффективно противодействовать ситуации (бороться или бежать):

— человек не мог эмоционально разряжать энергию (был в состоянии оцепенения);

—   присутствие в жизни человека ранее неразрешенных травматических ситуаций.

Девушка, находившаяся в аквапарке «Трансвааль-парк» в момент его обрушения (Москва, февраль 2004 г.), физически не пострадала, из обрушившегося здания выбралась самостоятельно, остался жив и брат, находившийся с ней в момент происшествия. Однако, увидев репортажи о событиях в Беслане (сентябрь 2004 г.), она резко почувствовала себя хуже.

Предрасполагающим фактором к получению психической травмы может стать физиологическое состояние в момент получения травмы, особенно физическое переутомление на фоне нарушения режима сна и приема пищи.

К условиям возникновения эмоциональных нарушений относится также отсутствие социальной поддержки, тесных эмоциональных связей с окружающими людьми (друзьями, членами семьи, сослуживцами) (см. табл. I).

 

Таблица 1

Факторы, влияющие на степень воздействия на человека сильной стрессовой ситуации

 

Факторы, усиливающие травматический стресс

Факторы, ослабляющие травматический стресс

Восприятие случившегося как крайней несправедливости.

Восприятие случившегося как вероятного.

Неспособность и (или) невозможность хоть как-то противостоять ситуации.

Частичное принятие ответственности за ситуацию.

Пассивность в поведении. Наличие незавершенных ранее травм.

Поведенческая активность. Наличие положительного опыта самостоятельного разрешения сложных жизненных ситуаций.

Физическое переутомление.

Благоприятное физическое самочувствие.

Отсутствие социальной поддержки.

Психологическая поддержка со стороны членов семьи, друзей, сослуживцев.

 

 

Имеет значение также и предварительная оценка личностью ситуации. Более интенсивной и длительной оказывается реакция на антропогенные (социальные) катастрофы, где имеет место человеческий фактор (террористический акт, военные действия, изнасилование), чем на природные катастрофы,

Катастрофические последствия природных ЧС пострадавшими расцениваются как «воля всевышнего», и если возникает чувство собственной вины в связи с происшедшим, то она чаще всего связывается с тем, что не были приняты меры по обеспечению безопасности. При антропогенных катастрофах у пострадавших появляется чувство ярости и агрессивность, которые могут быть направлены на лиц, которых считают виновниками происшествия (Кекелидзе, 2004).

Условно можно выделить два пути развития ситуации после очень сильного стресса.

•    Человек приобрел травматический опыт, признался себе в этом (!) и постепенно проживает его, вырабатывая более или менее конструктивные способы совладания с ним.

•  Человек приобрел травматический опыт, но личностное отношение к происшествию отсутствует (случайность, закономерность, знак свыше), постарался «забыть» его, вытеснил его из сознания, запустив неконструктивные способы совладания с проявлением симптомов отсроченных стрессовых реакций.

Любая отсроченная реакция на травму — нормальная. В одном случае, человек постепенно проживает ситуацию самостоятельно; в другом самостоятельно он сделать этого не может. В любом из этих случаев страдания и сильных душевных переживаний не избежать.

 

Стратегии поведения. Специалисты различают несколько стратегий поведения людей, переживших психическую травму.

Пострадавшие, преследуемые навязчивыми воспоминаниями и мыслями о травме, по прошествии времени, начинают организовывать свою жизнь таким образом, чтобы вытеснить, избежать воспоминаний и эмоций, которые ими провоцируются. Избегание может принимать разные формы — например, уход от напоминаний о событии, злоупотребление наркотиками или алкоголем, чтобы заглушить осознание сильного внутреннего дискомфорта.

Исследование, проведенное учеными из Нью-Йоркской медицинской академии и опубликованное в Американском журнале эпидемиологии:

Исследователи задавали вопросы о привычках, касающихся потребления психоактивных веществ до и после 11 сентября 2001 г.

Среди тех, кто курил, примерно 10% ответили, что стали курить больше.

Среди тех, кто принимал алкоголь, более 20% ответили, что стали пить больше.

В результатах исследования не обнаружено каких-либо расовых или этнических различий, но большей склонностью к увеличению потребления психоактивных веществ отличались те люди, которые были старше 65 лет, имели низкий уровень доходов, были разведены или одиноки.

 

В поведении людей, перенесших психическую травму, часто наблюдается неосознанное стремление к повторному переживанию травматических событий. Этот поведенческий механизм проявляется в том, что неосознанно человек стремится к участию в ситуациях, сходных с начальным травматическим событием в целом или каким-то его аспектом. Этот феномен называется компулъсивным поведением и наблюдается практически при всех видах травматизации.

Ветераны боевых действий становятся наемниками. Женщины, подвергшиеся насилию, вступают в болезненные для них отношения с мужчинами, которые с ними плохо обращаются. Люди, перенесшие в детстве ситуацию сексуального домогательства, повзрослев, занимаются проституцией.

Mногие пострадавшие, особенно дети, перенесшие травму, склонны обвинять в случившемся самих себя, Взятие частичной ответственности на себя в этом случае позволяет компенсировать чувства беспомощности и уязвимости.

Жертвы сексуального насилия, обвиняющие в случившемся себя, имеют лучший прогноз восстановления, чем те, кто не принимает на себя ответственности.

 

Более конструктивные стратегии борьбы с пережитой травмой следующие:

•     Попытка избавить от несчастья других.

Среди американских полицейских довольно много людей, пострадавших в детстве от насилия.

•     Поиск защитника. Чаще это женщины, с которыми плохо обращались в детстве. Они склонны к очень сильной привязанности и зависимости от своих мужей (не могут ни на день с ними расстаться, не могут заснуть одни и пр.).

•     Кооперация. Вступление в общественную организацию, объединение с людьми, пережившими похожую ситуацию (общества ветеранов, общества обманутых вкладчиков, жертв насилия в семье, выздоравливающих наркоманов и т.п.).

Вышеописанные стратегии поведения не отменяют общей динамики переживания травматической ситуации.

 

Динамика переживания травматической ситуации. Динамика переживания травматической ситуации включает четыре этапа.

Первый этап — фаза отрицания, или шока. На этой фазе, наступающей сразу после действия травмирующего фактора, человек не может принять произошедшее на эмоциональном уровне, психика защищается от разрушительного действия травматической ситуации. Этот этап, как правило, относительно непродолжителен,

Второй этап носит название фазы агрессии и вины. Постепенно начиная пережинать случившееся, человек пытается обвинять в произошедшем тех, кто прямо пли косвенно имел отношение к событию. После человек обращает агрессию на самого себя и испытывает интенсивное чувство вины («Если бы я поступил иначе, этого бы не случилось»).

Третий этап — фаза депрессии. После того, как человек осознает, что обстоятельства сильнее его, наступает депрессия. Она сопровождается чувствами беспомощности, брошенности, одиночества, собственной бесполезности. Человек не видит выхода из создавшегося положения, теряет ощущение цели, жизнь становится бессмысленной: «Что бы я ни делал, ничего не изменишь».

На этой стадии очень важна ненавязчивая поддержка близких. Однако человек, переживающий травму, редко ее получает, поскольку окружающие бессознательно боятся «заразиться» его состоянием. Кроме того, человек в депрессивном настроении неуклонно теряет интерес к общению («Никто меня не понимает»), собеседник начинает его утомлять, общение прерывается, чувство одиночества усиливается.

Четвертый этап — это фаза исцеления. Для нее характерно полное (сознательное и эмоциональное) принятие своего прошлого и обретение нового смысла жизни: «То, что случилось, действительно было, я не могу этого изменить; я могу измениться сам и продолжать жизнь, несмотря на травму». Человек оказывается способен извлечь из произошедшего полезный жизненный опыт.

Эта последовательность является конструктивным развитием ситуации. Если пострадавший не проходит фазы проживания травматической ситуации, этапы слишком затягиваются, не приходят к логическому завершению, появляются симптомокомплексы, справиться с которыми самостоятельно он уже не может.

 

ПОСТРАВМАТИЧЕСКОЕ СТРЕССОВОЕ РАССТРОЙСТВО (ПТСР)

 

Посттравматическое стрессовое расстройство — нарушение, связанное с переживанием травматического стресса. Симптомы включают яркие навязчивые воспоминания о травматической ситуации, ночные кошмары, трудности засыпания и эмоциональную неустойчивость, опустошенность, повышенную бдительность.

Начало изучения этого феномена было положено в США и во многом связано с так называемым «вьетнамским синдромом», который испытали на себе военнослужащие, вернувшиеся после войны во Вьетнаме. В нашей стране часто говорят о «чеченском» или «афганском синдроме».

У ветеранов боевых действий наблюдаются и другие симптомы: взрывная реакция, приступы ярости, немотивированная бдительность, злоупотребление алкогольными, наркотическими и лекарственными средствами, мысли о самоубийстве.

Именно с изучения последствий военных конфликтов началось плановое исследование посттравматического стрессового синдрома. Так, было установлено, что у 25% воевавших и не получивших увечий опыт боевых действий послужил причиной развития неблагоприятных психических последствий. Среди раненых и покалеченных количество страдающих ПТСР доходит до 42%.

Страх смерти, по мнению Е.О, Александрова (1998), является спусковым крючком для развития посттравматического стрессового расстройства у ветеранов боевых действий.

Из дневника ветерана афганской войны: «Мне страшно, когда я, вспоминал, пишу. Одна только мысль, что в тот или иной описываемый мной момент я просто мог легко исчезнуть навсегда и стереть свою страничку, длиною в двадцать лет, приводит в ужас. Что такое смерть? Это хлопок ладошками. Раз — и все.

Именно столько времени необходимо, чтобы наша жизнь перешла в другое измерение. Любое соприкосновение со смертью — случайное собственное "везение", просто свидетельство чужой смерти — не проходит бесследно. Это жестокая, жесткая перемена в будущем... ЭТО застревает в подкорке, в глубине души, в каждой клеточке вашего тела. Мне кажется, ЭТО называется СТРАХ...»

Один из факторов, поддерживающих симптоматику посттравматического стрессового расстройства у участников боевых действий — контрастность переживаний внешнего мира. Диссонанс мирной жизни, где «нет дела до переживаемых кем-то ужасов» и боевой обстановки, подкрепляет и поддерживает посттравматический стресс, ощущение несправедливости, безысходности и беспомощности и препятствует социальной интеграции.

К 1980 г. накопленная информация позволила сделать вывод о том, что подобные нарушения характерны не только для ветеранов боевых действий, но и для лиц, переживших катастрофы, аварии и стихийные бедствия, а также принимавших участие в ликвидации последствий подобных катастроф.

Обследование личного состава Буденновского РОВД (Котенев, Богданова, 1996), проведенное спустя 10 месяцев после того, как город подвергся нападению террористов Басаева, показало наличие симптомов постстрессовых нарушений у 21,5% сотрудников.

По результатам исследований у профессиональных спасателей уровень посттравматического стресса выражен умеренно. Это связывается с тем, что специальная профессиональная подготовка и профессиональный отбор вкупе с постоянным участием в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, приводит к формированию у спасателей особых механизмов совладания с негативными переживаниями.

Однако в связи с наличием специфических стрессогенных факторов профессиональной деятельности (работа в атмосфере горя и страдания других людей, контакт с телами погибших, работа в условиях риска для жизни и др.), отдельные симптомы данного нарушения встречаются среди спасателей и пожарных достаточно часто. Ввиду важности этой темы, в настоящем учебном пособии этому расстройству посвящена отдельная глава.

К группам риска развития ПТСР относятся также лица, вынужденно изменившие место проживания, так называемые беженцы из зон локальных военных конфликтов, межнациональной напряженности и дискриминации со стороны властей. Это люди, которые мигрируют в другие страны, так как опасаются преследования, ареста, пыток или физического уничтожения в собственной стране. Значительное их число подвергалось пыткам, политической или разовой дискриминации. Многие из них жили в бедности в ситуации хронической безработицы, многие имеют низкий образовательный уровень. Процесс эмиграции представляет собой дополнительную травму для большинства из них — особенно для тех, кто въезжает в страну нелегально. В этот период многие подвергаются ограблениям, насилию, некоторые умирают во время пути.  Беженцам трудно найти стабильный заработок, многие из них остаются безработными или нанимаются за очень низкую плату и расцениваются в странах пребывания как нежелательные элементы (Семенова, 2004).

Для ПТСР в первую очередь характерно обострение инстинкта самосохранения. При этом происходит увеличение внутреннего психоэмоционального напряжения (возбуждения). Это напряжение постоянно поддерживается на недопустимо высоком уровне, поддерживая в свою очередь постоянно функционирующий механизм сличения (фильтрации) поступающих извне стимулов со стимулами, уже запечатленными в сознании как признаки чрезвычайной ситуации (Кекелидзе, 2004). У жертв чрезвычайных ситуаций это выражается в повышенной тревожности и страхах.

 

Тревожное расстройство. Любой человек время от времени испытывает чувство тревоги. Это чувство нас охватывает тогда, когда, например, задерживаются по дороге с работы близкие, когда непонятен исход важной ситуации и т.д.

С другой стороны, тревога, или, на медицинском языке, «тревожное расстройство», — одно из частых последствий переживания травмирующей ситуации. Человек, попавший в экстремальную ситуацию, теряет уверенность в завтрашнем дне, тревога становится его постоянной спутницей. Можно говорить о тревожном расстройстве в том случае, если в течение нескольких недель наблюдаются следующие симптомы:

•     собственно тревога, опасения по поводу будущего, волнение, ожидание неудач и неприятностей, затруднения при попытке отвлечься от беспокоящих мыслей;

•     моторное напряжение      невозможность расслабиться, суетливость, нервная дрожь, трудности с засыпанием и т.д.;

• физические проявления: потливость, учащенное сердцебиение, головокружение, сухость во рту и т.д.

Тревога всегда стремится перейти в страх.

 

Тревожно-фобическое расстройство. Страх — обычная эмоция, встречающаяся в эмоциональном спектре каждого человека. Любой человек чего-нибудь боится — пауков, высоты, темноты, одиночества, бедности, смерти, болезни и т.д. Страх перед опасностью полезен, он оберегает человека от необдуманных рискованных поступков, например, страшно бывает прыгать с большой высоты или переходить оживленную трассу.

После переживания травматической ситуации появляется страх перед обычными, достаточно безопасными объектами и ситуациями: страх летать на самолетах, боязнь находиться в замкнутых помещениях (например, после пережитого человеком землетрясения). Такого рода страхи не несут приспособительной, охранительной функции и становятся вредны для человека, мешают ему жить. На языке специалистов такое состояние называется тревожно-фобическим расстройством.

Страх может быть различной степени интенсивности — от легкого дискомфорта до ужаса, охватывающего человека. Зачастую страх сопровождается неприятными телесными ощущениями: головокружением, учащенным сердцебиением, повышенной потливостью и т.д.

Существует множество способов справиться со страхом (некоторые из них описаны в главе 6). Ярко выраженные случаи требуют обращения к специалистам: психиатрам, психотерапевтам, психологам.

 

Депрессивные состояния. Одним из синдромов, составляющих основу посттравматического стрессового расстройства, является депрессия,

Мы часто произносим слово «депрессия», подразумевая грусть, плохое настроение, состояние тоски и печали. Плохое настроение и грусть, время от времени встречаются у каждого человека и могут быть связаны с вполне понятными причинами — усталостью, переработкой неприятных впечатлений и т.п.

Такая тоска бывает полезна для человека. Именно в состоянии печали человек решает важные для себя проблемы или создает красивейшие произведения искусства. Однако эти состояния не являются состоянием депрессии.

О депрессии можно говорить, когда в течение длительного времени (не менее нескольких недель) наблюдается стойкое снижение настроения, человек перестает испытывать удовольствие от того, что раньше приносило радость, уходит энергия, повышается утомляемость. Также наблюдается не менее двух симптомов из ниже перечисленных:

•   сниженная способность к сосредоточению, проблемы с концентрацией внимания;

•     сниженная самооценка и неуверенность в себе;

•     идеи виновности и уничижения;

•     мрачное и пессимистичное видение будущего;

•     идеи и действия, направленные на самоповреждение или самоубийство;

•     нарушенный сон;

•     нарушенный аппетит;

•     снижение сексуального влечения.

Депрессия часто сопровождается потерей интересов, слезливостью, чувством безнадежности. Многие остаются в гаком состоянии столь долго, что привыкают к нему, входя в состояние хронической депрессии. Серьезная депрессия может привести к попыткам самоубийства.

 

Суицидальное поведение. Основной причиной самоубийства всегда является социально-психологическая дезадаптация личности при неблагоприятном стечении жизненных обстоятельств или при субъективной интерпретации данных обстоятельств как неразрешимых.

Независимо от причин, условий и форм дезадаптации, принятие суицидального решения предполагает необходимый этап личностной переработки конфликтной ситуации, которая преломляется через систему личностных ценностей, установок, что и определяет выбор того или иного варианта поведения: пассивного, активного, агрессивного, суицидального и др. {Тихоненко, Сафуанов, 2004).

Различают внутренние и внешние формы суицидальной активности.

Внутренние формы суицидальной активности включают суицидальные мысли, представления, переживания, а также суицидальные тенденции, состоящие из замыслов и намерений.

Внешние формы суицидальной активности — суицидальные действия — включают суицидальные попытки и завершенные суициды.

К внешним факторам, формирующим суицидальные намерения, относятся:

—   несправедливее отношение (оскорбления, обвинения, унижения) со стороны родственников и окружающих;

-  ревность, супружеская измена, развод,

- потеря значимого другого, болезнь, смерть близких;

- одиночество, социальная изоляция;

- недостаток внимания   заботы со стороны окружающих;

- половая несостоятельность;

-   соматические заболевания;

-   физические страдания;

-   социальная неустроенность, материально-бытовые трудности.

К внутренним факторам можно отнести: комплексы вины, тяжелые болезни, реальные или мнимые неудачи, резкое изменение социального статуса (потеря работы в связи с инвалидностью).

Ведущий американский суицидолог, основатель и руководитель ряда Центров исследований и профилактики самоубийств, Э. Шнейдман (2001) феноменологию суицида описывает следующими характеристиками:

•    Общей целью суицида является поиск решения. Самоубийство всегда представляется выходом из создавшегося положения, способом решения проблемы, кризиса, конфликта, невыносимой ситуации.

•    Общей задачей суицида является прекращение сознания. Самоубийство легче всего понять как стремление к полному выключению сознания и прекращению невыносимой психической боли,

•    Общим стимулом к совершению суицида является невыносимая душевная боль. Суицид — это не только движение по направлению к прекращению сознания, но и бегство от нестерпимых чувств, невыносимой боли, неприемлемых страданий.

•    Общим стрессором при суициде являются фрустрированные психологические потребности (нереализованные психологические потребности в заботе, понимании, любви, прощении).

Из дневника суицидентки: « Прошел год как я не заглядывала в дневник, пришлось долго вылезать из мыслей о своей смерти. Так удобно было спрятаться от себя и проблем в эти мысли. Под покрывалом их я могла не думать о том, что меня волнует, могла не вспоминать, как он бросил меня в тот момент, когда был нужен больше всего на свете, потому что он трус, а у меня серьезное заболевание и вылезли псе волосы. В воронку мыслей о смерти погрузилась за месяц, а выползала год миллиметр за миллиметром, пришлось впустить в себя все то, что со мной произошло. Сегодня первый день, когда мне не хочется думать о смерти».

•    Общей суицидальной эмоцией является беспомощность—безнадежность.

•    Общим внутренним отношением к суициду является амбивалентность.

Люди, совершающее самоубийство, испытывают двойственное отношение к жизни и смерти, даже в тот момент, когда они кончают с собой. Они желают умереть, но одновременно хотят, чтобы их спасли.

•    Общим состоянием психики при суициде является сужение сознания — резкое ограничение выбора вариантов поведения, обычно доступных сознанию данного человека в конкретной ситуации, — «все или ничего».

•    Общим коммуникативным действием при суициде является сообщение о своем намерении. Многие люди, намеревающиеся совершить самоубийство, несмотря на амбивалентное отношение к планируемому поступку, исподволь, сознательно или безотчетно подают сигналы бедствия в виде прямых или косвенных словесных сообщений или поведенческих проявлений.

Выделяют несколько видов суицида, основные из них:

•    Демонстративный, который своей целью предполагает не лишение себя жизни, а лишь демонстрацию этого намерения, хотя не всегда осознанную.

•   Истинный, который имеет целью лишение себя жизни. В качестве конечного результата выступает смерть, однако степень желания смерти может быть различны, что отражается на условиях и степени реализации суицидальных тенденций.

Вторая форма встречается достаточно часто у людей с ПТСР. Такие люди ищут облегчения от интенсивного страдания. Возникает ощущение, что не существует никого, кто бы мог помочь с этим страданием.

10% самоубийств в Вооруженных Силах Российской Федерации среди офицерского состава со времен первой чеченской компании произошло на почве посттравматического стрессового расстройства (Войцех, Кучер, Костюкевич. Биркик, 2004).

В отдельных случаях, когда человек принимает решение о суициде, он внешне успокаивается и старается вести себя «ярко» по отношению к семье и друзьям.

Офицер, ветеран нескольких локальных войн, застрелился, сводив перед этим свою семью в «пафосный» ресторан.

Часто суицид происходит импульсивно, когда какое-либо событие является «последней каплей» в «чаше негативных эмоциональных переживаний» человека.

После известных событий в Беслане в сентябре 2004 г. в Москве перед попыткой суицида одна женщина написала в своем дневнике: «...Нет ощущения безопасности... нет возможности защитить своих детей... есть ощущение безысходности и обреченности...»

В современной литературе широко распространены понятия «аутодеструктивного», или «саморазрушительного», поведения. Считается, что существует ряд взаимопереходящих форм саморазрушительного поведения, крайней точкой которого является суицид.

К саморазрушительному поведению, наряду с суицидальным, относит злоупотребление алкоголем, наркотиками, сильнодействующими медикаментозными средствами, а также курение, намеренную рабочую перегрузку, упорное нежелание лечиться, рискованную езду на автотранспортных средствах (особенно управление автомобилем и мотоциклом в нетрезвом состоянии), увлечение экстремальными видами спорта.

 

РЕАКЦИИ ГОРЯ

 

Любое психотравматическое событие сопровождается какой-либо потерей (прежнего образа жизни, имущества) и реакцией горя, когда имеет место гибель друзей, родных и близких. С потерей близкого неизбежно сталкивается каждый человек. Спасатели и пожарные по роду своей деятельности сталкиваются с людьми, потерявшими близких.

Реакции горя включают в себя широкий спектр клинических, эмоциональных и поведенческих проявлений. В силу сложности подобных переживаний и необходимости взаимодействия с людьми, оказавшимися в подобных ситуациях, знание спасателями и пожарными динамики реакций горюющего представляется важным для авторов. Этой конкретной теме будет посвящена специальная глава.

Для горюющего человека характерны периодически возникающие приступы физического дискомфорта (спазмы в горле, удушье, учащенное дыхание, снижение мышечного тонуса и т.д.) и субъективного страдания (душевная боль). В этой ситуации человек может быть поглощен мыслями об умершем или о своей собственной смерти (Линдеман, 2002). Возможны легкие изменения сознания — чувство нереальности, отгороженности от окружающих.

Процесс преодоления горя проходит стадии, которые являются универсальными для всех людей:

Острое горе (около 3-4 месяцев)

Фаза шока.

 Фаза реакций:

а)  фаза отрицания (поиска);

б)  фаза агрессии" (вины);

в) фаза депрессии (страдания и дезорганизации).

Стадия восстановления (около 1 года)

а) фаза «остаточных толчков» и реорганизации;

б)  фаза завершения.

Тяжесть переживаний при горевании может усугубляться некоторыми факторами:

—   «виной выжившего»;

—  дополнительной острой психотравмой, связанной с невозможностью опознания (тело сильно повреждено либо не найдено) — незавершенность отношений с умершим, невозможность отдать «последний долг» умершему;

—   невозможность проститься с умирающим в последние минуты его жизни, на похоронах (физическая отдаленность, неприятие ситуации, внутреннее нежелание расставаться с человеком).

При затяжных реакциях горя возможно появление психосоматических реакций.

 

ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА

 

В медицине и психологии давно изучается феномен взаимовлияния души (psyhe — лат.) и тела (soma — лаг.). «В здоровом теле — здоровый дух» — гласит древнегреческое изречение. Обратный смысл этого утверждения состоит в том, что если душа изранена, то в теле это находит свое отражение. Существует много гипотез и объяснений психосоматических связей, находящих свое подтверждение в исследованиях.

В рамках психоанализа при изучении соматических болезней делался акцент на исследовании психологического смысла болезни. Врач психотерапевт Франц Александер выделил группу из семи «психосоматических» заболеваний: язвенную болезнь двенадцатиперстной кишки, язвенный колит, эссенциальиую гипертонию, ревматоидный артрит, гипертиреоз, нейродермит и бронхиальную астму.

Далее психосоматические заболевания были разбиты на нозологические подгруппы: нервно-психические, сердечно-сосудистые, желудочно-кишечные, болезни печени и почек, позвоночника, органов дыхания и прочие.

Были выделены особенности реагирования людей в разных жизненных ситуациях и соотнесены с имеющимися у них психосоматическими заболеваниями.

Так, считается, что «язвенному» типу людей свойственно «самоедство», то есть подавление в себе потребностей, не согласующихся с социальными требованиями. Такие люди отвергают потребности в зависимости, поддержке, сопереживании; не уверены в себе, прямолинейны, категоричны.

Гипертония встречается у людей, которым присуще выраженное стремление к успеху, одобрению, достижению, повышенная ответственность*. Такая мотивация достижения часто сопровождается агрессивностью (зачастую подавляемой, так как ее не выгодно выражать открыто, важно одобрение других людей).

Бронхиальная астма встречается у людей с депрессивным фоном настроения, эмоционально чувствительных, сенситивных, зависимых. Их самооценка занижена или неустойчива. До обнаружения многочисленных аллергических компонентов астмы это заболевание считалось «нервным».

Эти заболевания, а также ряд других (онкологические заболевания, туберкулез), в возникновении и динамике которых выявляется роль психологического фактора, относят к психосоматическим расстройствам.

Психосоматические реакции могут быть вызваны сложными (кризисными) ситуациями в жизни человека:

1.  Стресс (интенсивный, продолжительного воздействия)

Исследования «невидимого» стресса радиационной угрозы (Тарабрина, 1996) показали, что переживание такого стресса ведет не только к возникновению ПТСР, но и коррелирует с более высоким уровнем психосоматизации.

Анализ историй болезни 82 ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС выявил высокие уровни астено-невротических нарушений, всгетососудистой дистонии, гипертонической болезни, желудочно-кишечных заболеваний, что соответствует общепринятому регистру психосоматических расстройств.

2. Фрустрация (невозможность удовлетворения потребности)

Одним из психологических аспектов психосоматических расстройств является получение человеком «вторичной выгоды».

Это может быть «бегство в болезнь», когда человеку выгоднее быть больным. В нашей культуре к больному принято относится с уважением и заботой, он освобождается от выполнения обязанностей, за ним ухаживают и ему оказывают внимание. Даже если сознательно человек не прибегает к таким способам привлечения внимания, то бессознательно, через болезнь, он может искать тепла и ласки.

Ребенок, одинаково любящий обоих родителей, которые, однако, относятся друг к другу враждебно, не может найти иного выхода из дискомфортной ситуации, кроме как «уйти в болезнь», этим «сплотить родителей» и переключить на себя их внимание и активность.

3.    Конфликт интересов с неконструктивной стратегией выхода                     '

В медицинской психологии рассматривают феномен враждебности в его связи с соматической заболеваемостью. Выявлена прямая корреляция враждебности и смертности в случаях тяжелых форм заболеваний. В этих случаях больший процент оставшихся в живых составляют люди, «картина мира» которых не враждебна.

4.   Собственно кризисный период, связанный с тем, что человек не может разрешить проблему, не может уйти от нее, как это бывает в ситуации смерти близкого или тяжелой болезни.

Психологические аспекты кризисного периода отчетливо прослеживаются в ситуации онкологического заболевания.

Ситуация опасного для жизни заболевания сходна с так называемым «информационным» стрессом. Травматична не столько сама ситуация заболевания, сколько субъективные представления о том, что может произойти в будущем (ухудшение состояния, смертельный исход). Человека может разрушить само известие о диагнозе.

Людям свойственна «иллюзия бессмертия». Когда приходит болезнь, возникает острое ощущение непрожитости жизни. Тяжелая болезнь срывает жизненные планы и замыслы (человек собирался защитить диссертацию, поехать отдохнуть, купить новую машину), человек злится на самого себя за то, что заболел. Рак воспринимается, как «предательство» со стороны тела (Семенова. 1997).

Тяжелое соматическое заболевание сопровождается физическими страданиями и затрудняет привычную жизнедеятельность человека. Вследствие эгого резко меняется качество жизни.

Болезнь можно расценивать как кризисную ситуацию. В одних случаях болезнь может быть серьезным потрясением, сохраняющим, однако, шанс вернуться к прежнему образу жизни. В других случаях болезнь может стать кризисной ситуацией, перечеркивающей все жизненные замыслы: «выхода нет». Когда обстоятельства жизни изменить невозможно (запущенные стадии заболевания), остается менять себя, делаться другим, менять жизненный смысл.

Динамика эмоциональных реакций онкологического больного описана психотерапевтом, много лет проработавшим в этой области, — Э. Кюблер-Росс (2001):

1.    Шок от известия о болезни, который сопровождается невозможностью двигаться, либо хаотичностью движений.

2.   Отрицание нового, невыносимого знания о себе. Служит охранной функцией для психики, блокирует подключение личностного ресурса.

3.   Агрессия. Ощущение несправедливости: «Почему именно я?». Человек ищет и пытается найти причины болезни. Обвиняет других. В основе этой реакции лежит страх.

4.   Депрессия. Человек не верит в лечение, не видит в нем смысла, высказывает суицидальные мысли.

5.   Принятие или «попытка сговора с судьбой». Принятие реальности болезни, сотрудничество с окружающими, психологическое чувство облегчения, равновесия. Возникают новые смыслы, приходит чувство освобождения. В некоторых случаях происходит обогащение, гармонизация личности в процессе болезни.

Известны случаи, когда поди, узнав о том  что у них неизлечимое заболевание и дни их сочтены, решали дожить остаток жизни так, как они мечтали, но в силу обстоятельств не могли себе позволить, не растрачиваться на обиды и суету. Позволив себе ощутить вкус и радость жизни, люди избавлялись от симптомов заболевания и выздоравливали.

Преодоление кризисного состояния включает переживание, позволяющее человеку разумно снизить ожидания от жизни и адаптироваться к новой жизненной ситуации. Преодоление становится возможным, если человек проявляет поисковую активность с подключением волевой саморегуляции. Особенно труден поиск выхода из ситуации, в которой трудно прогнозировать, приведут ли потраченные усилия к какому-либо результату.

Вспомним сказку про двух лягушек, попавших в кувшин с молоком. Где одна сдалась сразу и, не попытавшись предпринять усилий, пошла на дно и утонула, другая же решила барахтаться, пока хватит сил. В результате сбила лапками молоко в масло и смогла выбраться.

Обобщая вышеизложенное о психосоматических реакциях, можно сказать следующее.

Есть периоды в жизни человека и истории человечества, которые сопровождаются кризисными ситуациями, катастрофами, большим количеством сильных или продолжительных эмоций. Однако в эти моменты число психосоматических заболеваний падает за счет активности, объединяющей всех людей.

Во время Второй мировой войны отмечалась снижение проявлений ряда заболеваний — уменьшилось число приступов шизофрении, язвы желудка и других заболеваний.

После периода активности следует период спада, во время которого и может возникнуть эффект капитуляции, отказа от поиска, и в этот момент болезнь выходит на первый план.

Исследователи, изучавшие частоту психических нарушений при землетрясениях, пришли к выводу, что после прекращения катастроф пли стихийных бедствий у значительной части пострадавших отмечается стойкое нарушение здоровья.

Так, в течение года после землетрясения в Манагуа количество госпитализированных в психиатрической клинике увеличилось в два раза, а невротические и психосоматические нарушения у пострадавших отмечались на протяжении ряда лет.

Известен «феномен Мартина Идена» (героя книги Джека Лондона), который умирает на вершине успеха, достигнув того, чего хотел и к чему долго стремился. Пока человек находится в поиске, он не болеет. Остановка означает болезнь и смерть.

Пока человек активен, положительно эмоционально настроен — болезни отступают. Это положение указывает на основной принцип профилактики психосоматических заболеваний.

 

Выводы

 

Если стрессовое воздействие было умеренным и непродолжительным, то повышенная тревожность и другие симптомы стресса постепенно проходят в течение нескольких часов, дней или недель.

Если же стрессовое воздействие было сильным или травмирующие события происходили многократно, болезненная реакция может сохраняться на годы.

Травматический характер события зависит от того смысла, который оно имеет для личности. Важную роль здесь играет субьективная значимость события, формирующаяся через отношение личности к угрожающей ситуации, мировосприятие, религиозные чувства, нравственные ценности, принятие на себя частичной ответственности за случившееся.

Трагическое происшествие может нанести тяжелую травму одному и почти не затронуть психики другого.

Даже испытав схожие переживания, люди по-разному реагируют на ситуацию после ее завершения.

Если человек справляется с психологической травмой и извлекает из своего переживания важный опыт, он становится гораздо более зрелой личностью. Вне зависимости от своего возраста он будет психологически взрослее того, кто никогда не сталкивался с человеческой трагедией, — будет больше понимать жизнь и лучше чувствовать других людей.

 

назад в ДДТ

 

на новый сайт главная  у автора  мои статьи и сказки  экопсихология семьи  творчество и арттерапия кино-видео игровая  развивалки  библиотека  музей смешинок  ДДТ

АРКС Куклотерапия и детская психология  Детские игры  неНАШИдети  Кукумбер СпасЭкстрим  Настольные игры-самоделки  ИнваМама  Форум СДВГ  Внеклассные мероприятия  Ветка ивы  Реалисты  Герои России  Культуролог  Детское радио  Новости о детях  Слинги в Тольятти  Дельфиния  Кенгуру  Детские уроки  Все праздники  Поделки своими руками

День рождения сайта 17.12.03. © Копирайт с 2003 г. Ссылаемся друг на друга при взаимном использовании - и победит дружба и сотрудничество!